Видеонаблюдение: персональные данные

Содержание

Видеонаблюдение: персональные данные

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Разъяснения Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций от 30 августа 2013 г. “Разъяснения по вопросам отнесения фото-, видеоизображений, дактилоскопических данных и иной информации к биометрическим персональным данным и особенностей их обработки”

В соответствии с ч. 1 ст. 11 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» к биометрическим персональным данным относятся сведения, которые характеризуют физиологические и биологические особенности человека, на основании которых можно установить его личность и которые используются оператором для установления личности субъекта персональных данных.

Соответственно, в контексте Федерального закона «О персональных данных» отнесение сведений персонального характера к биометрическим персональным данным и их последующая обработка должны рассматриваться в рамках проводимых оператором мероприятий, направленных на установление личности конкретного лица, если иное не предусмотрено федеральными законами и принятыми на их основе нормативными правовыми актами.

Обработка биометрических персональных данных может осуществляться только при наличии согласия в письменной форме субъекта персональных данных, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 11 Федерального закона «О персональных данных, предусматривающей исключения, связанные с реализацией международных договоров Российской Федерации о реадмиссии, в связи с осуществлением правосудия и исполнением судебных актов, а также в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации об обороне, о безопасности, о противодействии терроризму, о транспортной безопасности, о противодействии коррупции, об оперативно-розыскной деятельности, о государственной службе, уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации, законодательством Российской Федерации о порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию.

Исходя из определения, установленного Федеральным законом «О персональных данных» к биометрическим персональным данным относятся физиологические данные (дактилоскопические данные, радужная оболочка глаз, анализы ДНК, рост, вес и другие), а также иные физиологические или биологические характеристики человека, в том числе изображение человека (фотография и видеозапись), которые позволяют установить его личность и используются оператором для установления личности субъекта.

По существу обработки фото- или видеоизображения субъекта персональных данных и распространения на указанную деятельность положений ст. 11 Федерального закона «О персональных данных» необходимо отметить следующее.

В соответствии со ст. 152.1 Гражданского кодекса Российской Федерации обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина. После смерти гражданина его изображение может использоваться только с согласия его законных представителей (супруги, дети, родители). Такое согласие не требуется в случаях, когда:

1) использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах.

(Согласно п. 25 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2010 г. №16 к общественным интересам следует относить не любой интерес, проявляемый аудиторией, а, например, потребность общества в обнаружении и раскрытии угрозы демократическому правовому государству и гражданскому обществу, общественной безопасности, окружающей среде.

К таким интересам, к примеру, относится информация, связанная с исполнением своих функций должностными лицами и общественными деятелями. Соответственно, сообщение подробностей частной жизни лица, не занимающегося какой-либо публичной деятельностью, под данное исключение не подпадает).

2) изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и подобных мероприятиях), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования;

3) гражданин позировал за плату.

Исходя из смысла указанной статьи, опубликование, в том числе редакцией СМИ, фотографического изображения в случаях, предусмотренных ст. 152.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также полученного из общедоступных источников не требует соблюдения условий, связанных с получением письменного согласия субъекта персональных данных.

Существуют положения нормативных правовых актов, прямо относящих фотографическое изображение к биометрическим персональным данным.

Согласно пункту 6 Перечня персональных данных, записываемых на электронные носители информации, содержащиеся в основных документах, удостоверяющих личность гражданина Российской Федерации, по которым граждане Российской Федерации осуществляют выезд из Российской Федерации и въезд в Российскую Федерацию, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации 4 марта 2010 г. № 125, цветное цифровое фотографическое изображение лица владельца документа является биометрическими персональными данными владельца документа.

В тоже время, необходимо принимать во внимание цель, которую преследует оператор при осуществлении действий, связанных с обработкой персональных данных, в том числе фотографического изображения, содержащихся в паспорте.

В случае, если они используются оператором для установления личности субъекта персональных данных (в том числе в случае проведения такой процедуры представителями операторов, имеющими полномочия на установление личности владельца паспорта), то данная обработка должна осуществляться в строгом соответствии со ст. 11 Федерального закона «О персональных данных».

Аналогичная ситуация с фотографическими изображениями сотрудников, посетителей государственных и муниципальных органов, предприятий (организации), содержащимися в системе контроля управления доступа (СКУД), которые являются биометрическими персональными данными, поскольку характеризуют физиологические и биологические особенности человека, позволяющие установить, принадлежит ли данному лицу предъявляемый СКУД пропуск, на основе которых можно установить его личность путем сравнения фото с лицом предъявителя пропуска и указываемых владельцем пропуска фамилии, имени и отчества с указанными в СКУД, и эти данные используются оператором для установления личности субъекта персональных данных в случае сомнения в том, что пропуск предъявляется его действительным владельцем.

Таким образом, фотографическое изображение и иные сведения, используемые для обеспечения однократного и/или многократного прохода на охраняемую территорию и установления личности гражданина, также относятся к биометрическим персональным данным.

В соответствии с ч. 1 ст. 11 Федерального закона «О персональных данных» обработка биометрических персональных данных в подобных случаях может осуществляться только при наличии согласия в письменной форме субъекта персональных данных.

В иных случаях, когда сканирование паспорта осуществляется оператором для подтверждения осуществления определенных действий конкретным лицом (например, заключение договора на оказание услуг, в том числе банковских, медицинских и т.п.) без проведения процедур идентификации (установления личности), данные действия не могут считаться обработкой биометрических персональных данных и ст. 11 Федерального закона «О персональных данных» не регулируются. Соответственно, обработка сведений, в данных случаях, осуществляется в соответствии с общими требованиями, установленными Федеральным законом «О персональных данных».

Аналогичный подход следует применять при осуществлении ксерокопирования документа, удостоверяющего личность.

Также не является биометрическими персональными данными фотографическое изображение, содержащиеся в личном деле работника, а также подпись лица, наличие которой в различных договорных отношениях является обязательным требованием, и почерк, в том числе анализируемый уполномоченными органами в рамках почерковедческой экспертизы. Все они не могут рассматриваться как биометрические персональные данные, поскольку действия с использованием указанных данных направлены на подтверждение их принадлежности конкретному физическому лицу, чья личность уже определена и чьи персональные данные уже имеются в распоряжении оператора.

Не являются биометрическим персональными данными рентгеновские или флюорографические снимки, характеризующие физиологические и биологические особенности человека, и находящиеся в истории болезни (медицинской карте) пациента (не имеет значения, бумажной или электронной), поскольку они не используются оператором (медицинским учреждением) для установления личности пациента. Но в случае их передачи по запросу субъектов оперативно-розыскной деятельности, органов следствия и дознания в рамках проводимых ими мероприятий указанные сведения становятся биометрическими персональными данными, поскольку используются операторами – органами следствия и дознания в целях установления личности конкретного лица.

Аналогичная позиция и с материалами видеосъемки в публичных местах и на охраняемой территории. До передачи их для установления личности снятого человека они не являются биометрическим персональными данными, обработка которых регулируется общими положениями Федерального закона «О персональных данных», поскольку не используются оператором (владельцем видеокамеры или лицом, организовавшим ее эксплуатацию) для установления личности. Однако, указанные материалы, используемые органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и следствие в рамках проводимых мероприятий, являются биометрическими персональными данными, в случае, если целью их обработки является установление личности конкретного физического лица.

Необходимо отметить, что при ведении видеонаблюдения в рабочих помещениях оператора с целью фиксации возможных действий противоправного характера согласно ст. 74 Трудового кодекса Российской Федерации работники должны быть уведомлены об изменении условий трудового договора по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда (введением видеонаблюдения), под роспись.

Вместе с тем, посетители указанных публичных мест должны заранее предупреждаться их администрацией о возможной фото-, видеосъемке, соответствующими текстовыми и/или графическими предупреждениями. При соблюдении указанных условий согласие субъектов на проведение указанных мероприятии не требуется.

Видеонаблюдение может осуществляться только для конкретных и заранее определенных целей. Эти цели должны быть обусловлены соответствующими нормативными правовыми актами, устанавливающими правовые основания видеонаблюдения (видеосъемки).

Кроме того, необходимо отдельно отметить случаи открытого наблюдения, которое ведется в целях обеспечения прав пациентов, клиентов, потребителей при осуществлении тех или иных услуг населению (например, медицинских или по производству продуктов питания), путем установления видеокамер направленных на рабочие места сотрудников с целью осуществления контроля качества предоставляемых услуг.

В целях установления дополнительных гарантий соблюдения прав как потребителей (пациентов, клиентов), а также самих работников и сотрудников должны быть приняты внутренние документы, которыми должны быть предусмотрены порядок и сроки хранения видеозаписей, а также ответственные лица, имеющие доступ к системе видеонаблюдения. Также необходимо предусмотреть возможность информирования о системе видеонаблюдения путем размещения информационных табличек в зонах видимости камер.

Вместе с тем, если в результате опубликования фотографий или видеозаписи, возникает реальная угроза жизни и здоровью гражданина, либо ему наносятся моральные страдания, то на основании его мотивированного обращения распространение (демонстрация) данной информации должно быть прекращено.

Наличие согласия на обработку персональных данных либо иных законных оснований (договор) также необходимо в случае использования изображения гражданина в рекламных целях.

Соблюдение указанных условий должно осуществляться средствами массовой информации на этапе предоставления заказчиком соответствующих материалов.

По существу отнесения к биометрическим персональным данным дактилоскопической информации, а также их обработки в биометрических системах идентификации, построенных на использовании в качестве идентификаторов информации об особенностях строения папиллярных узоров пальцев рук человека (дактилоскопической информации), необходимо учитывать следующее.

Обработка дактилоскопической информации в системе биометрической идентификации осуществляется путем преобразования изображения папиллярных узоров на промежуточной поверхности в цифровую форму и размещения полученных данных в базе данных в виде биометрического информационного шаблона.

Принимая во внимание, что целью обработки указанных сведений в системах биометрической идентификации является установление личности конкретного лица, а также тот факт, что данная информация, содержащаяся в шаблоне, характеризует физиологические и биологические особенности человека – субъекта персональных данных, то она относится к биометрическим персональным данным, обработка которых должна осуществляться в соответствии со ст. 11 Федерального закона «О персональных данных», а также Федеральным законом от 25.07.1998 № 128-ФЗ «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации».

Ввиду изложенного, во всех случаях, не подпадающих под указанные в ч. 2 ст. 11 Федерального закона «О персональных данных», для использования дактилоскопической информации в системах идентификации, контроля и управления доступом необходимо получение от субъекта или его представителя согласия в письменной форме на обработку его биометрических персональных данных по правилам, установленным ч. 4 ст. 9 Федерального закона «О персональных данных».

Обзор документа

Биометрические персональные данные граждан обрабатываются с их согласия (за исключением некоторых случаев, связанных, в частности, с реадмиссией, осуществлением правосудия, госслужбой, транспортной безопасностью, ОРД).

К таким данным относятся физиологические и биологические характеристики человека, которые используются оператором, чтобы установить его личность. В частности, это могут быть отпечатки пальцев, радужная оболочка глаз, анализы ДНК, рост, вес, изображение человека (фотография и видеозапись).

Изображение гражданина может использоваться без его согласия в государственных, общественных или иных публичных интересах. Причем это не любой интерес, проявляемый аудиторией, а, например, потребность общества в обнаружении и раскрытии угрозы демократическому правовому государству и гражданскому обществу, общественной безопасности, окружающей среде. В частности, речь может идти об информации, связанной с исполнением должностными лицами и общественными деятелями своих функций. Соответственно, сообщать подробности частной жизни лица, не занимающегося какой-либо публичной деятельностью, запрещено без его согласия.

Последнее не требуется, если изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях. Исключение – такое изображение является основным объектом использования. Согласия также не спросят, если лицо позировало за плату.

Таким образом, для опубликования, в т. ч. редакцией СМИ, фотографии гражданина в вышеуказанных случаях, а также если изображение получено из общедоступных источников, согласие лица не нужно.

Если опубликование фотографий (видеозаписи) реально угрожает жизни и здоровью гражданина либо наносит ему моральные страдания, то на основании его мотивированного обращения распространение (демонстрация) данной информации должно быть прекращено.

К биометрическим персональным данным относятся фотоизображение и иные сведения, используемые для обеспечения прохода на охраняемую территорию и установления личности гражданина. В то же время ими не являются фотография из личного дела работника, а также подпись лица, наличие которой в различных договорных отношениях является обязательным, и почерк, в т. ч. анализируемый в рамках почерковедческой экспертизы.

Не могут считаться обработкой биометрических персональных данных ксерокопирование и сканирование паспорта для подтверждения совершения определенных действий конкретным лицом (например, заключение договора на оказание услуг) без проведения процедур идентификации (установления личности).

О видеонаблюдении в рабочих помещениях сотрудники должны предупреждаться под роспись.

Персональные данные

Давайте разберем ситуацию. Перво-наперво, почему возникает такой вопрос. Дело в том, что согласно закону , если сведения, которые характеризуют физиологические и биологические особенности человека (биометрические персональные данные), используются оператором для установления личности субъекта, то обязательно требуется его согласие, выраженное в письменной форме. Поэтому, заданный вопрос трансформируется в дилемму: «Надо или не надо брать письменное согласие субъекта на обработку биометрических персональных данных, если на объекте используется система видеонаблюдения?» А это уже нетривиальная задача, особенно когда на объекте имеется большое число посетителей, а камеры видеонаблюдения установлены в коридорах организации.

Вспомним также, что из определения, данного в законе, к биометрическим персональным данным относятся сведения, которые «характеризуют физиологические особенности человека и на основе которых можно установить его личность». Таким образом, закон оговаривает возможность, а не факт установления личности субъекта, то есть это не одно и то же, что «позволяют установить личность». Между тем, сами по себе «физиологические особенности человека» – это объективная реальность, данная нам в ощущениях и присущая именно индивиду, а не его изображению или электронной форме записи этого изображения. Следовательно, любое изображение человека (в том числе и видеозапись, сделанная системой видеонаблюдения) содержит в себе биометрические персональные данные, так как оно объективно отражает физиологические особенности человека и их можно использовать для идентификации.

Обратим также внимание на то, что закон, не исключая вообще факта обработки биометрических персональных данных, накладывает особые условия их обработки (письменное согласие субъекта) только в одном конкретном случае: когда целью обработки биометрических данных является установление личности субъекта. В остальных случаях ограничений на обработку биометрических данных закон не накладывает. То есть, основным квалификационным признаком отнесения той или иной информационной системы под юрисдикцию статьи 11 Федерального закона № 152-ФЗ «О персональных данных», будет являться не сам факт обработки биометрических персональных данных, а факт их использования для идентификации субъекта.

Использование систем видеонаблюдения, как правило, относится к компетенции служб безопасности объектов. При этом, как правило, такие системы относятся к системам охраны объектов и предназначаются для общего наблюдения за обстановкой на объекте, обнаружения каких-либо фактов нарушения установленного на объекте режима безопасности и фиксации (в том числе автоматически, без участия оператора) таких фактов для последующего ретроспективного контроля видеообстановки на охраняемом объекте. То есть, сама по себе система видеонаблюдения не используется непосредственно для идентификации субъекта по его биометрическим данным.

Следовательно, системы видеонаблюдения, предназначенные для контроля обстановки на объекте, не подпадают под юрисдикцию статьи 11 Федерального закона № 152-ФЗ «О персональных данных», так как не используют биометрические данные для идентификации субъекта персональных данных.

Теперь предположим, что на объекте произошел факт нарушения установленного режима безопасности с участием одного или нескольких субъектов, который был зафиксирован системой видеонаблюдения. Для принятия мер к нарушителям по данному факту необходимо установить личности субъектов его совершивших, то есть необходимо идентифицировать субъектов по физиологическим особенностям, зафиксированным на видеозаписи системы видеонаблюдения. Все действия по установлению причастных к факту нарушения проводятся в рамках процедуры расследования инцидента. Примем во внимание, что факт нарушения режима безопасности является противоправным действием (иначе зачем принимать какие-то меры в отношении субъекта?), а субъект в этом случае является подозреваемым (его вину надо еще доказать!). Поэтому, такое расследование будет ни что иное, как дознание. А это уже категория Уголовно-процессуального или Административного процессуального Кодексов РФ. Именно в ходе дознания проводится сбор и проверка материалов по факту совершенного противоправного действия. Именно в ходе дознания уполномоченные лица с привлечением экспертов и, при необходимости, специального программного обеспечения и специальной техники, используя видеозапись системы видеонаблюдения, смогут идентифицировать личность субъекта-нарушителя. При этом, видеозапись факта нарушения режима безопасности переходит в категорию вещественных доказательств, точно таких же как, например, отпечаток пальца преступника.

Следовательно, идентификация субъекта проводится не в рамках процесса видеозаписи, а в рамках процедуры дознания по факту нарушения режима безопасности на основе изучения вещественных доказательств, каковыми могут выступать элементы системы видеонаблюдения, в том числе и носители видеозаписи совершенного факта. В данном случае обработка биометрических персональных данных осуществляется вне основных функций системы видеонаблюдения и регламентируется нормативными правовыми актами, определяющими порядок проведения дознания и работы с вещественными доказательствами, а также частью 2 статьи 11 Федерального закона «О персональных данных». Надо также учитывать, что носители видеозаписи могут быть изъяты из системы видеонаблюдения и изучены вне ее с использованием специальных технических средств. Уполномоченное лицо, осуществляющее дознание по факту нарушения режима безопасности, может также привлечь в качестве вспомогательных средств элементы системы видеонаблюдения для целей расследования.

ВЫВОДЫ:
1. Необходимо разделять два процесса: процесс контроля обстановки на объекте и процесс идентификации субъекта по биометрическим персональным данным.
2. Системы видеонаблюдения предназначены именно для контроля обстановки на объекте.
3. Идентификация субъекта, при необходимости, осуществляется не в ходе процесса контроля обстановки, а в ходе процедуры дознания, проводимой при расследовании инцидента.
4. В ходе расследования инцидента, видеозапись, позволяющая ретроспективно оценить обстановку, имеет силу вещественных доказательств, оценка которых проводится с привлечением экспертов и специального оборудования.
5. Использование системы видеонаблюдения для целей контроля обстановки на объекте не подпадает под действие ст. 11 Федерального закона № 152-ФЗ «О персональных данных».

Нет, в этом случае юридическое лицо, осуществляющее администрирование системы не является оператором персональных данных, так как, во-первых, не оно установило цели обработки информации, во-вторых, оно не обрабатывает сами персональные данные, а только обслуживает оборудование информационной сети, в-третьих, не имеет доступа к этим персональным данным. Правда, при этом необходимо четко доказать, что администратор сети не имеет доступа к самой информации (как правило, системный администратор в силу своих обязанностей имеет доступ ко всей информации в информационной системе и необходимо применение специальных технических и программных средств, исключающих такую возможность, так называемая «защита от инсайдера»).

Вопрос применять или не применять криптосредства лежит в компетенции Оператора исходя из целей и технологии обработки персональных данных. При передаче обезличенных персональных данных такие требования, скорее всего, применяться не будут.

Если в описании процесса обработки ПДн будет указано, что по каналам связи передаются обезличенные персональные данные, то применять криптосредства, очевидно, не обязательно. Вопрос в том, устроит ли передача именно обезличенных данных самого Оператора, и каким образом они будут обрабатываться в дальнейшем.

Зависит от выбора Оператором варианта построения (сегментирования) ИСПДн.

1. Можно объявить всю филиальную сеть единой ИСПДн, с необходимостью защиты центра, каналов связи и филиалов с выполнением всех обязательных требований по защите персональных данных одновременно ко всем элементам.

2. Выполнить сегментирование, т.е. разделить на сегменты центр и отдельные филиалы, объединив их каналами связи. В этом случае защищаются по отдельности центр и филиалы (возможно с выполнением различных требований), отделяются с помощью межсетевых экранов, а требования относительно защиты каналов связи могут быть предъявлены провайдерам, либо может использоваться шифрование при передаче информации по открытым каналам.

Да, такие прецеденты имеют место. Не раскрывая профессиональных секретов, скажем, что это было достигнуто рядом мер по обезличиванию персональных данных и правильного сегментирования ИСПДн в рамках информационной системы (ИС) в целом.

Если говорить кратко, то требования Закона и ТК РФ не противоречат друг другу. Закон выдвигает общие требования, направленные на обеспечение защиты прав и свобод человека и гражданина (Ст.2 Закона), а ТК РФ определяет некоторые особенности обработки персональных данных применительно к трудовым отношениям. В частности, он оперирует с понятием не просто «персональные данные», а именно «персональные данные работника» (ст. 85ТК РФ), конкретизирует обязанности работодателя при обработке и передаче таких данных, дает определенные гарантии работнику. В этом смысле требования главы 14 ТК РФ надо рассматривать, как дополнительные («отраслевые») требования по отношению к Закону. Надо так же отметить, что в ТК РФ есть отсыл к иным федеральным законам, устанавливающим требования по обработке персональных данных (например, ст.ст. 86, 87 ТК РФ).

Скорее да, чем нет. Если в организации имеется специально уполномоченное лицо (например, работник отдела кадров, руководитель подразделения и пр.), то свою трудовую деятельность он осуществляет на основании приказа (локального нормативного акта) и утвержденной должностной инструкции. Если в инструкции прописаны обязанности по ознакомлению и работе с определенными персональными данными работника, а приказе оговорено, что это лицо имеет право допуска к определенной категории персональных данных работника, то требования ст. 88 ТК РФ формально выполнены. Однако, этого в этих приказах может и не быть. В этом случае потребуется специальный локальный нормативный акт (приказ) со списком и правами допуска сотрудников. Практика же показывает, что при проведении государственного контроля и надзора, регуляторы спрашивают список лиц, допущенных к работе с персональными данными (этого так же требует и новое Положение). Поэтому такой отдельный список целесообразно иметь.

1. Вообще-то в целом, все термины коррелируют. Действительно, некоторые термины могут иметь разный смысл. С этой целью каждый федеральный закон содержит статью «ТЕРМИНЫ И ОПРЕДЕЛЕНИЯ», в которой и дается толкование того или иного термина применительно к положениям данного закона. В этом случае надо исходить из духа, а не буквы закона.

2. Есть целый ряд стандартов работающих в этой предметной области, например, ГОСТ Р 50.1.053-2005 «Информационные технологии. Основные термины и определения в области технической защиты информации», ГОСТ Р 50922-96 «Защита информации. Термины и определения», ГОСТ Р 516240-2000 «Защита информации. Автоматизированные системы в защищенном исполнении. Общие требования» и другие.

3. Наконец, есть «Сборник терминов и определений. Информационная безопасность и защита информации»

Дать конкретный ответ по этому вопросу невозможно. Провести детальный анализ всех представленных документов и имеющихся в них терминах потребует много времени. Надо говорить о конкретных терминах. Если будет список терминов, требующих разъяснения – можно сделать анализ отдельно. В принципе всегда действует правило: термин в старшем документе – более правильный. Таким образом за основу надо брать цепочку: Конституция – кодекс – федеральный закон – национальный стандарт – отраслевой стандарт, руководящий документ, ведомственный приказ – словарь – прочие источники.

Если они находятся на территории Российской федерации – нет не существуют. Они в силу ГК РФ пользуются равными правами с гражданами России.

Видеонаблюдение и закон – об этом необходимо знать заранее!

Видеонаблюдение – это процесс визуального контроля и автоматического анализа изображений, в частности, распознание государственных номеров на транспортных средствах, лиц и прочих объектов, обеспечивающийся за счет использования оптико-электронной техники.

Устанавливаемые на закрытых и открытых площадках системы видеонаблюдения представляют собой совокупность камер, блоков питания, регистрирующих устройств и линий связи. Использование видеонаблюдения позволяет обеспечивать безопасность на различных объектах, а также осуществлять контроль за действиями работников, посетителей магазинов, кафе и прочих заведений.

С помощью скрытого видеонаблюдения можно легко зафиксировать факты хищения или присвоения имущества, а также прочие акты преступной деятельности. Кроме того, данные камер могут отражать несоблюдение трудовой дисциплины, нелояльное отношение сотрудников, жестокое обращение с детьми и противоправное поведение.

Стоит отметить, что видеозапись позволяет мгновенно найти ответ при возникновении спорных ситуаций. Однако, использование видеонаблюдения имеет ряд ограничений.

Какими нормативными актами РФ регулируется видеонаблюдение?

К сожалению, законодательством не предусмотрен отдельный нормативный акт, регулирующий порядок видеонаблюдения. Поэтому искать «закон о видеонаблюдении» с юридической точки зрения некорректно. Однако в ряде законодательных актов имеются нормы и замечания относительно организации съемки. К числу таких актов относятся:

  • ФЗ «О персональных данных»;
  • ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»;
  • Уголовный Кодекс РФ;
  • другие документы.

Закон о защите персональных данных

В соответствии с п. 1 ст. 22 ФЗ «О персональных данных», все сведения, на основании которых может быть выполнена идентификацию личности, приравниваются к персональными. Вместе с тем, использование систем видеонаблюдения на объекте с целью контроля обстановки не подпадает под действие данной правовой нормы, так как следует разделять два процесса: мониторинг ситуации с помощью камер и идентификацию субъекта по видеозаписи на основании его биометрических данных.

В случае совершения противоправных действий, зафиксированных камерой, идентификация лица, совершившего правонарушение, будет проводиться в рамках процедуры дознания, которая регламентируется Уголовно-процессуальным Кодексом РФ и Кодексом административного судопроизводства РФ.

Какие документы и разрешения необходимы для установки камер?

На сегодняшний день законодательство не включает работы по установке оборудования для видеонаблюдения в перечень видов деятельности, подлежащих лицензированию. Однако, в ряде случаев монтаж техники требует согласования и получения разрешения в государственных органах. В частности, Правительством Санкт-Петербурга с целью сохранения архитектурного убранства города было принято постановление, которое обязывает жителей многоквартирных домов перед установкой камер на фасадах зданий получать соответствующее разрешение Комитета по градостроительству и архитектуре.

Также стоит помнить, что в России запрещен сбор сведений о частной жизни граждан без их разрешения. Поэтому в местах, где устанавливаются видеокамеры, размещают объявления, которые информируют о том, что на территории проводится съемка.

Наказание, предусмотренное в случае незаконного видеонаблюдения

Если законодательство предусматривает предварительное получение разрешения на монтаж техники для видеонаблюдения, установка камер без согласования с представителями госорганов грозит наложением штрафных санкций и необходимостью возмещения ущерба, причиненного фасаду здания. Кроме того, производится демонтаж установленного оборудования.

Также стоит помнить, что ст. 138.1. УК РФ запрещает оборот специального оборудования, которое предназначено для негласного сбора информации. Поэтому, приобретение на AliExpress таких устройств, как авторучка, наручные часы, зажим для галстука, детская игрушка или статуэтка со скрытой камерой, которые на первый взгляд кажутся безобидными, может грозить покупателю штрафом в сумме до 200 тысяч рублей или ограничением свободы на срок до четырех лет.

Какие государственные организации и в каких случаях могут заниматься видеонаблюдением?

Наблюдение, предполагающее использование видеосистем и прочих технических средств, включено в перечень оперативно-розыскных мероприятий. Данная норма содержится в ст. 6 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

Право на осуществление данного вида деятельности согласно ст. 13 этого же закона предоставлено ФСБ, МВД, ФСО, федеральным органам госохраны, органам по контролю за оборотом психотропных и наркотических средств, таможенным органам, службе внешней разведке, федеральной службе исполнения наказаний. Кроме того, сотрудники данных органов могут на законных основаниях использовать аппаратуру, предназначенную для скрытой съемки.

Законность установки видеокамер

В квартире

Несмотря на тот факт, что квартира считается объектом частной собственности, гражданин имеет право устанавливать в своем жилище лишь оборудование для открытого видеонаблюдения. Если в квартире пребывают наемные работники, например, няня, хозяевам следует предупредить работника о том, что в помещении проводится съемка.

В подъезде многоквартирного дома

В соответствии с п.1 ст. 290 ГК РФ в многоквартирных жилых домах общие помещения находятся в совместной собственности владельцев квартир. Учитывая данную норму, владение и пользование подъездом, находящимся в долевой собственности, должно осуществляться по соглашению всех дольщиков, а при невозможности достижения согласия – в судебном порядке. Поэтому, вопрос о монтаже в подъезде камер наблюдения находится к компетенции общего собрания владельцев квартир.

Для того чтобы решения собственников, которые были приняты на собрании, обладали легитимностью, требуется обеспечить присутствие как минимум 50 % лиц, наделенных правом голоса. Решение должно быть обязательно зафиксировано в протоколе. Также в подъезде следует разместить объявления о том, что проводится съемка.

Что касается размещения на лестничной площадке техники для видеофиксации одним из владельцев квартир с целью наблюдения за его собственностью, законодательство не содержит каких-либо запретов на выполнение гражданами данных действий. Вместе с тем, не исключены серьезные сложности при определении статуса лестничной площадки. Несогласие владельцев других квартир, расположенных на лестничной площадке, с установкой оборудования одним из соседей может привести к судебному разбирательству и вынесению решения о демонтаже техники.

Некоторые судебные органы встают на сторону лица, установившего камеру, расценивая его действия как акт защиты имущества и обеспечения безопасности. Также не являются исключением ситуации, когда суд трактует установку камеры на лестничной клетке в качестве акта, нарушающего порядок совместного владения и использования имущества.

В этой статье подробно рассказывается о том, имеет ли право полиция запрашивать данные видеокамер в подъезде, что делать, если полицейские превышают свои полномочия, а также при каких условиях эту информацию могут получить сами жильцы.

Во дворе многоэтажки

Двор многоквартирного дома считается общественным местом, поэтому размещение техники для видеонаблюдения является законным. Однако, как и в случае с установкой оборудования в подъезде, перед тем, как проводить монтаж техники для наблюдения за придомовой территорией, потребуется провести общее собрание владельцев квартир.

В частном доме

Установка открытой техники для видеонаблюдения в частном доме может производиться по усмотрению хозяев. При этом, необходимо исключить возможность обзора камерой территории соседних домовладений. Если соседи сочтут монтаж оборудования для видеозаписи вторжением в их частную жизнь и направят заявление в судебные органы, не исключено вынесение решения о демонтаже техники.

На предприятии

Средства видеофиксации на промышленных предприятиях могут устанавливаться с целью обеспечения безопасности, контроля за качеством выпускаемой продукции и соблюдением трудовой дисциплины. Тем не менее, вне зависимости от цели видеонаблюдения, установка записывающей техники на промышленных объектах должна быть осуществлена с учетом законодательных норм о неприкосновенности частой жизни граждан. Необходимо помнить, что частная жизнь не подразумевает только семейную, личную и интимную сферу жизни человека, поэтому требование о неприкосновенности должно быть соблюдено и во время нахождения гражданина на работе.

Чтобы избежать судебных разбирательств и обеспечить соблюдение норм закона, руководство предприятия обязано ознакомить всех сотрудников с приказом о запуске системы видеонаблюдения, а также получить их письменную отметку о согласии со съемкой. Также пункт о видеонаблюдении рекомендуется прописать в трудовом договоре.

При размещении камер на предприятии необходимо обязательно соблюдать требования ч. 1 ст. 23 Конституции РФ, гарантирующей гражданам право на личную тайну, защиту доброго имени и чести. Поэтому, установка записывающей техники в уборной, раздевалке или медпункте является незаконной.

В офисе

Правила организации видеонаблюдения на предприятиях распространяются и на офисные помещения. В этой связи, в договор о найме специалистов следует вписать пункт о том, что они согласны со съемкой на рабочем месте. Согласно Трудовому Кодексу Российской Федерации (ТК РФ, 30 декабря 2001 №197-ФЗ в редакции от 05 февраля 2018) в случае добровольного согласия сотрудников, руководство имеет право на установку видеонаблюдения на работе. Однако при этом не должно быть противоречия с Законом о защите персональных данных, законодательством о гостайне и другими нормативными актами.

В школах и детских садах

Решение об установки камер в школе, являющейся публичным местом, может быть принято единолично директором учебного заведения без предварительного согласования с сотрудниками или родителями учеников. Вместе с тем, об использовании видеонаблюдения на территории школы необходимо уведомить Роскомнадзор, указав цель съемки и мероприятия, гарантирующие защиту полученных данных. Также предполагается размещение объявлений, уведомляющих о том, что производится съемка. Аналогичные требования распространяются на детские сады и прочие учреждения социальной сферы.

Полезное видео

Также предлагаем посмотреть подробный вебинар о законности видеонаблюдения и связанных с ним правовых ограничениях от профессиональных юристов.

Заключение

В России законодательство не запрещает гражданам и различным юридическим лицам использовать видеонаблюдение с целью обеспечения личной безопасности или сохранности имущественных активов, а также соблюдения трудовой дисциплины. Однако, лица, которые пребывают в поле обзора видеокамеры, должны быть в обязательном порядке уведомлены о работе записывающего оборудования и согласны с проведением съемки.

Кроме того, необходимо помнить, что право идентификации субъектов на видеозаписи имеют лишь сотрудники государственных органов в рамках выполнения оперативно-розыскных мероприятий.

Вас снимают – это законно?

Видеонаблюдение и персональные данные: некоторые правовые аспекты.

Вопрос о юридической стороне видеонаблюдения не новый, однако в связи с изменениями в ст. 13.11 Кодекса об административных правонарушениях РФ в части увеличения ответственности за нарушение законодательства о персональных данных, вступившими в силу с 01 июля 2017 года вновь стал актуален.

Многих интересует, распространяется ли Закон №152-ФЗ «О персональных данных» на видеонаблюдение? И это не праздный вопрос, поскольку для обработки персональных данных, к которым относится изображение гражданина, 152-ФЗ предъявляет дополнительные требования как в части получения согласия субъекта персональных данных на их обработку, так и в части хранения персональных данных на серверах в России.

Некоторые ответы на эти вопросы можно найти в Разъяснениях Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций от 30 августа 2013 г. «Разъяснения по вопросам отнесения фото-, видеоизображений, дактилоскопических данных и иной информации к биометрическим персональным данным и особенностей их обработки».

В данном документе Роскомнадзор поясняет, в каких случаях видеонаблюдение может быть обработкой персональных данных.

Исходя из определения, установленного Федеральным законом «О персональных данных», к биометрическим персональным данным относятся физиологические данные (дактилоскопические данные, радужная оболочка глаз, анализы ДНК, рост, вес и другие), а также иные физиологические или биологические характеристики человека, в том числе изображение человека (фотография и видеозапись), которые позволяют установить его личность и используются оператором для установления личности субъекта.

Не являются биометрическими персональными данными материалы с изображениями граждан, полученные в результате видеосъемки в публичных местах и на охраняемой территории.

То есть до передачи персональных данных для установления личности снятого человека они не являются биометрическими персональными данными, обработка которых регулируется общими положениями Федерального закона «О персональных данных», поскольку не используются оператором (владельцем видеокамеры или лицом, организовавшим ее эксплуатацию) для установления личности.

Однако указанные материалы, используемые органами, которые осуществляют оперативно-розыскную деятельность, дознание и следствие в рамках проводимых мероприятий, являются биометрическими персональными данными, в случае если целью их обработки является установление личности конкретного физического лица.

Исходя из этого, Роскомнадзор рекомендует оснащать места, находящиеся под видеонаблюдением, предупредительными надписями или графическим изображением. Если данное условие будет выполнено, то отдельного согласия граждан на проведение съемки не потребуется.

Само собой, видеонадзор должен осуществляться только в законных целях, причем данные цели должны быть заранее определены организатором наблюдения.

Кстати говоря, скрытое видеонаблюдение законом запрещено (за исключением оперативных мероприятий, проводимых спецслужбами) и уголовно наказуемо (ответственность может наступить по ст. 137 Уголовного кодекса РФ). Более того, судимость можно получить и за оборот специальных технических средств, предназначенных для негласной видеозаписи (ст. 138 Уголовного кодекса РФ).

Возвращаясь к законным целям, можно назвать в качестве примера следующие: контроль качества обслуживания клиентов, обеспечение сохранности имущества и т.п.

Внедрение систем видеонаблюдения на рабочих местах также может преследовать законную цель. Однако необходимо отметить, что при ведении видеонаблюдения в рабочих помещениях с целью фиксации возможных действий противоправного характера работники, согласно ст. 74 Трудового кодекса РФ, должны быть уведомлены об изменении условий трудового договора по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда (введением видеонаблюдения), под роспись. Целесообразно разработать и принять локальные нормативные акты, касающиеся видеонаблюдения, назначить ответственных лиц и ознакомить сотрудников с положениями этих актов.

Определившись, относится ли ваш случай видеонаблюдения к обработке персональных данных или нет, нельзя забывать и о статье 152.1 Гражданского кодекса РФ, согласно которой обнародование и дальнейшее использование изображения гражданина (в том числе его фотографии, а также видеозаписи или произведения изобразительного искусства, в которых он изображен) допускаются только с согласия этого гражданина, за исключением случаев, указанных в законе.

В частности, не нужно получать согласие на размещение видеозаписи, если изображение гражданина получено при съемке, которая проводится в местах, открытых для свободного посещения, или на публичных мероприятиях (собраниях, съездах, конференциях, концертах, представлениях, спортивных соревнованиях и пр.), за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования.

Вместо заключения хочу отметить, что на первый взгляд ничего сложного в юридической стороне видеонаблюдения нет, однако рекомендую каждому владельцу камеры наблюдения проанализировать, как у него реализована эта система, и при необходимости принять организационные и технические меры. Будет дешевле, уверяю.

Статья Михаила Хохолкова, ИНТЕЛЛЕКТ-С, опубликована в журнале National Business (№9/2017)

Видеонаблюдение на рабочих местах: законодательство, позиции судов и Роскомнадзора

Каждый работодатель стремится всеми доступными и законными способами обеспечить свои интересы. Одним из таких способов является установка системы видеонаблюдения в рабочих помещениях.

Право работодателя вести видеонаблюдение за работниками не урегулировано напрямую трудовым законодательством. Поэтому на практике возникают многочисленные вопросы о правовом регулировании мероприятий, связанных с применением видеонаблюдения на рабочих местах.

Имеет ли работодатель законное право на ведение видеонаблюдения за работниками?

Не ущемляется ли в процессе видеонаблюдения на работе конституционное право каждого лица на неприкосновенность частной жизни?

Не нарушаются ли работодателем в процессе видеонаблюдения правила обработки персональных данных работников?

Какие шаги следует предпринять работодателю, чтобы обеспечить возможность правомерного использования видеонаблюдения на рабочих местах?

В судебной практике можно встретить немало исков, когда работники обращаются в суд с требованиями признать видеонаблюдение на рабочих местах незаконным и прекратить его, обосновывая это тем, что установка камер видеонаблюдения приводит к ухудшению условий трудового договора, нарушает их право на неприкосновенность частной жизни, а также право на обработку персональных данных только с их согласия.

Посмотрим, как реагируют судебные органы на такие требования работников.

Апелляционное определение Алтайского краевого суда от 15 октября 2013 г. по делу N 33-8403/2013.

Работник обратился в суд среди прочего с требованием признать незаконным изменение существенных условий труда, выразившееся во введении системы видеонаблюдения.

Суть дела. На рабочем месте работника была установлена система видеонаблюдения. Однако, по мнению работника, установление системы видеонаблюдения является существенным изменением условий трудового договора. Следовательно, об изменении условий трудового договора (введении системы видеонаблюдения) работник должен был быть уведомлен в письменной форме не менее чем за 2 месяца.

Суд отказал работнику в удовлетворении требований. Данный вывод судебной коллегии был обоснован тем, что в соответствии с положениями ст. 57 ТК РФ наличие или отсутствие видеонаблюдения рабочего места не отнесено к существенным условиям трудового договора. Кроме того, судебная коллегия подтвердила правомерность установления видеонаблюдения на рабочем месте истицы, поскольку оно было установлено для обеспечения сохранности ТМЦ, контроля исполнения трудовых обязанностей сотрудников, а работник был поставлен в известность, что его рабочее место оборудовано камерами видеонаблюдения.

Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 14 ноября 2012 г. по делу N 33-9899.

Работники обратились в суд с требованием демонтировать камеры наблюдения на рабочих местах.

Суть дела. На рабочих местах была установлена система видеонаблюдения. По мнению работников, установка камер видеонаблюдения на рабочих местах нарушает их конституционное право на неприкосновенность частной жизни без их согласия. Непрерывный контроль в течение всего рабочего времени не может не затронуть частной жизни работников, так как в течение рабочего времени они могут делать необходимые для них звонки, содержание которых составляют личные сведения, переодеться перед началом и в конце рабочего дня, принять лекарственные препараты и т. д. Кроме того, поведение работника на рабочем месте подпадает под определение персональных данных.

Суд отказал работникам в удовлетворении требований. Вывод судебной коллегии был обоснован тем, что видеокамеры установлены для обеспечения безопасности работников в служебном кабинете, где в силу должностных обязанностей работниками осуществляется прием граждан (в силу абз. 4 ч. 2 ст. 22 ТК РФ), конституционные права истцов на неприкосновенность частной жизни не нарушены, право работника на полную и достоверную информацию об условиях труда и требованиях охраны труда на рабочем месте (ст. 21 ТК РФ) работодателем были соблюдены в полном объеме, поскольку истцы были поставлены в известность, что их рабочие места, где они осуществляют прием граждан, оборудованы камерами видеонаблюдения, для граждан также имеется объявление о ведении видеонаблюдения.

Апелляционное определение Московского городского суда от 10 сентября 2012 г. по делу N 11-20012.

Работник обратился в суд с иском к работодателю, ссылаясь на незаконность привлечения его к дисциплинарной ответственности за отсутствие на рабочем месте.

Суть дела. В обосновании своего требования заявитель указал, что работодателем нарушены требования ст. 23, ст. 24 Конституции РФ (неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия) в результате того, что факт отсутствия истца на рабочем месте был установлен с использованием видеокамер, к просмотру видеозаписей были привлечены посторонние лица.

Судебная коллегия не согласилась с доводами истца, поскольку представленные ответчиком доказательства (записи камер видеонаблюдения) фиксировали факт отсутствия работника на рабочем месте и не использовались для того, чтобы установить обстоятельства его частной жизни либо личную и семейную тайну в тот период, когда он отсутствовал на работе.

Определение Самарского областного суда от 29 марта 2011 г. по делу N 33-2876/2011.

Работник обратился в суд с требованием о признании действий работодателя незаконными.

Суть дела. Были установлены камеры видеонаблюдения, направленные на рабочие места аппаратчиков сушки. Работник считал установку камер вмешательством в личную жизнь, нарушением законодательства по сбору и обработке без его согласия биометрических персональных данных, нарушением неприкосновенности его частной жизни.

Суд не нашел оснований для удовлетворения данных требований, поскольку, во-первых, местом работы истца является опасный производственный объект, а установка видеокамер в производственных помещениях организации обусловлена необходимостью соблюдения мер безопасности и прямо предусмотрена ст. 10 Федерального закона РФ от 21.07.1997 г. N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» («создавать системы наблюдения»); во-вторых, камеры видеонаблюдения установлены на основании приказа генерального директора организации в целях безопасного ведения технологического процесса, сохранности собственного и арендованного имущества в помещениях цехов; в-третьих, видеонаблюдение ведется открыто, о наличии видеокамер работники поставлены в известность, в производственных помещениях, где установлены видеокамеры, имеются соответствующие таблички; в-четвертых, поскольку работник находится в производственных помещениях для осуществления своей трудовой функции, то видеонаблюдение на рабочем месте нельзя считать вмешательством в его личную жизнь.

Апелляционное определение Оренбургского областного суда от 3 декабря 2014 г. по делу N 33-7039/2014.

Работник обратился в суд с требованием о признании незаконным приказ о наложении дисциплинарного взыскания.

Суть дела. Был издан приказ «О порядке внедрения и организации видеонаблюдения в помещениях учреждения, которым было утверждено Положение о порядке проведения видеонаблюдения на территории поликлиники, которое предусматривало установление камер открытого видеонаблюдения в помещениях рабочих кабинетов, запрещало сотрудникам организации и посетителям загораживать, закрывать камеры или каким-либо иным способом препятствовать производству видеонаблюдения. С указанными приказом и положением работница была ознакомлена под роспись. Кроме того, работником и работодателем было заключено дополнительное соглашение о том, что «в целях обеспечения безопасности и недопущения ущерба здоровью людей, минимизации материального ущерба и убытков, фиксации возможных действий противоправного характера в учреждении введена система видеонаблюдения в помещениях учреждения (включая служебные) в соответствии с Положением о порядке проведения видеонаблюдения на территории учреждения». За загораживание камер видеонаблюдения работница была привлечена к дисциплинарной ответственности.

Отказывая в удовлетворении жалобы работника, суд указал среди прочего, что использование работодателем средств видео- и аудиофиксации не нарушает основные конституционные права истца, поскольку видеозапись рабочего процесса не является раскрытием персональных данных работника и не использовалась для того, чтобы установить обстоятельства ее частной жизни либо ее личную и семейную тайну.

Аналогичные последнему сделаны выводы и в Апелляционном определении Саратовского областного суда от 18 октября 2012 г. по делу N 33-5946/2012.

Как следует из выше рассмотренных судебных актов, видеонаблюдение на работе может применяться только в обусловленных законодательством и правомерных целях.

Кроме упомянутых выше, видеонаблюдение на рабочих местах, в производственных помещениях и на территории работодателя может применяться в таких целях, как эффективность производства, контроль и учет рабочего времени работников, рациональное использование работниками рабочего времени, повышение производительности труда. Это подтверждается судебной практикой (например, Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 29.08.2014 по делу N 33-8937/2014).

При этом если работодатель использует материалы видеонаблюдения для привлечения работника к ответственности за нарушение им режима рабочего времени (опоздание, отсутствие на рабочем месте, невыполнение нормы рабочего времени и т. п.), то ему следует иметь в виду, что табели учета рабочего времени также должны содержать информацию о данных нарушениях. В случае расхождения сведений табеля учета рабочего времени с материалами видеонаблюдения работник может быть привлечен к дисциплинарной ответственности, если работодатель внесет в табель соответствующие изменения. В противном случае при рассмотрении дела в суде приоритет может быть отдан сведениям, содержащимся в табеле учета рабочего времени, как это было сделано в Краснодарском краевом суде (Апелляционное определение от 4 июня 2013 г. по делу N 33-10158/13).

Записи видеонаблюдения могут быть весомым аргументом для подтверждения или опровержения трудовой функции работника, который может быть использован не только работодателем, но и работником, как это было в Кировском районном суде г. Ярославля (Апелляционное определение Ярославского областного суда от 18 апреля 2013 г. по делу N 33-1947/2013).

Выводы судебной практики находят свое подтверждение в Разъяснениях Роскомнадзора «О вопросах отнесения фото- и видеоизображения, дактилоскопических данных и иной информации к биометрическим персональным данным и особенности их обработки».

Роскомнадзор также отмечает, что видеонаблюдение в рабочих помещениях оператора вводится в порядке ст. 74 Трудового кодекса Российской Федерации. Работники должны быть в данном случае уведомлены об изменении условий трудового договора по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда (введением видеонаблюдения), под роспись.

Вместе с тем из Разъяснений Роскомнадзора следует, что посетители организаций должны заранее предупреждаться их администрацией о возможной фото-, видеосъемке соответствующими текстовыми и/или графическими предупреждениями. При соблюдении указанных условий их согласие на проведение указанных мероприятий не требуется.

Кроме того, Роскомнадзор отдельно выделяет случаи открытого наблюдения, когда видеонаблюдение может вестись с целью осуществления контроля качества предоставляемых услуг.

В некоторых учреждениях использование видеотехники является обязанностью работодателя. Так, системой видеонаблюдения должны быть оборудованы помещения учреждений здравоохранения и образования с целью обеспечения антитеррористической и пожарной безопасности (Федеральный закон от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», п. 6.48 СП 118.13330.2012. «Свод правил. Общественные здания и сооружения. Актуализированная редакция СНиП 31-09-2009».

Основные выводы по изложенному материалу

  • видеонаблюдение осуществляется только для конкретных и заранее определенных правомерных целей, связанных с исполнением работником его должностных (трудовых) обязанностей;
  • работники поставлены в известность о ведении видеонаблюдения (таким образом реализовано право работника на полную и достоверную информацию об условиях труда);
  • видеонаблюдение ведется открыто, в помещениях, где установлены видеокамеры, имеются соответствующие информационные таблички в зонах видимости камер.

2. Использование работодателем средств видеонаблюдения не нарушает конституционные права работников на неприкосновенность частной жизни и разглашение персональных данных, поскольку осуществляется в целях, связанных с трудовой деятельностью работников, а не для того, чтобы установить обстоятельства его частной жизни либо личную и семейную тайну.

3. В некоторых случаях установка видеокамер в организации является не правом, а обязанностью работодателя (например, в организациях, эксплуатирующих опасные производственные объекты, в учреждениях образования, здравоохранения и др.).

Рекомендации

    цели ведения видеонаблюдения,

порядок и сроки хранения видеозаписей,

ответственных лиц, имеющих доступ к системе видеонаблюдения,

запрет работникам организации и посетителям загораживать, закрывать камеры или каким-либо иным способом препятствовать производству видеонаблюдения.

Ознакомьте работников под роспись с данным Положением.

Несмотря на то, что судебная практика и рекомендации Роскомнадзора расходятся во мнении о том, нужно ли вносить изменения в условия трудового договора и дополнять его положением о ведении на рабочем месте видеонаблюдения, рекомендуем во избежание претензий со стороны Роскомнадзора уведомить работников об изменении условий трудового договора за два месяца под роспись в прядке, установленном ст. 74 ТК РФ, а при приеме на работу включать в трудовой договор право работодателя проводить видеосъемку в рабочих помещениях.

Разместите таблички в зонах видимости камер, информирующие как работников, так и посетителей о ведении в организации видеонаблюдения.

Если вы используете видеонаблюдение для контроля и учета рабочего времени работников, то при применении его материалов (для дисциплинарной ответственности, уменьшении размера заработной платы, премии и т. п.) не забывайте синхронизировать табели учета рабочего времени с данными видеонаблюдения.

В случае возникновения споров с работниками относительно выполняемых им должностных обязанностей, помните, что записи камер видеонаблюдения могут быть использованы и против вас.

Юридические аспекты видеонаблюдения: как избежать проблем с законом

На фоне ужесточения российского законодательства о персональных данных, скандалах с незаконной установкой камер, запретами на видеосъёмку и фотографирование, возникают сомнения: а если, сам того не зная, ненароком нарушаешь чьи-то права?

Нужно ли беспокоиться, покупая камеру, устанавливая комплект видеонаблюдения для своего магазина или резервируя облачный архив в дата-центре, расположенном за пределами родины?

В нашей отрасли есть два основных способа нарушить чьи-то права: сначала в принципе установить видеонаблюдение, а потом что-то сделать с полученными видеоданными.

Разберем оба способа и ответим на вопросы: где уместно ставить камеры, и что делать с полученным видео.

Особенности видеонаблюдения в общественных местах


(c)

Начнём с первого вопроса: где без проблем можно установить видеонаблюдение?

Во-первых, в общественном месте, где бизнес ведёт свою деятельность, во-вторых, в рабочем пространстве организации (в офисе, на производстве и т.д.).

Законодательство России напрямую не запрещает монтаж и эксплуатацию систем видеонаблюдения в публичных местах. Требований к используемым системам оно также не предусматривает. Что оно регулирует, так это использование отснятого материала.

В ч. 1 ст. 152.2 Гражданского кодекса РФ указано, что согласие на получение и использование изображения гражданина не требуется, когда наблюдение ведётся в государственных или общественных интересах, в общедоступных местах и на публичных мероприятиях («за исключением случаев, когда такое изображение является основным объектом использования»); если человек позировал перед камерой на коммерческой основе.

По нашему опыту полное соответствие работы системы букве закона требуется доказывать в одном случае. Допустим, на записи с авторегистратора или камеры наблюдения зафиксирован какой-то инцидент, — та же кража, — и вы, придав делу официальный ход, хотите включить видео в доказательную базу.

Согласно принятой в России судебной практике, такие записи отправляют на экспертизу, с тем чтобы достоверно установить, не подвергались ли они модификации: например, не были ли вырезаны отдельные фрагменты или кадры, не были ли, наоборот, добавлены сцены или элементы изображения при постобработке.

В подобных ситуациях важнейший критерий оценки видеоматериала— то, сколько времени прошло с момента инцидента до передачи записи сотрудникам правоохранительных органов.
Скажем, если вы спохватились лишь через неделю после происшествия, эксперты с большой вероятностью посчитают, что в видео за это время могли быть внесены изменения. А это послужит веским доводом не использовать запись как доказательство.

В ряде случаев закон прямо предписывает установку средств видеонаблюдения:

  • Транспортная инфраструктура: аэропорты, морские и речные порты, транспортные средства, транспортной инфраструктуры в сфере дорожного хозяйства
  • Объекты топливно-энергетического комплекса
  • Объекты спорта
  • Места массового пребывания людей
  • Объекты (территории), подлежащие обязательной охране войсками национальной гвардии Российской Федерации
  • Объекты (территории) Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации и организаций, находящихся в его ведении
  • Объекты (территории) в сфере культуры
  • Торговые объекты (территории)
  • Гостиницы и иные средства размещения
  • Общеобразовательные организации
  • Объекты социально-культурного и коммунально-бытового назначения, нежилых помещений в многоквартирных домах, в которых согласно заданию на проектирование предполагается единовременное нахождение в любом из помещений более 50 человек и при эксплуатации которых не предусматривается установление специального пропускного режима
  • Здания жилые многоквартирные (новостройки)

В принципе, по всех местах массового скопления людей, что связано в первую очередь с «обеспечением антитеррористической защищённости зданий и сооружений» (кстати, именно так называется свод правил с требованиями к проектированию подобных объектов).

Нормативные акты нередко регламентируют и зону наблюдения, и требования по видеоаналитике, и технические характеристики изображения. Помимо всего прочего, такие объекты могут подключаться к государственным системам безопасности, например, по программе «Безопасный регион».

Частным лицам и организациям однозначно запрещенавидеосъёмка (и видеонаблюдение) в сравнительном малом круге мест. Сюда относятся объекты государственной тайны, а также те, что подпадают под действие 57-ФЗ «О государственной охране».

Так что советуем внимательно изучить, что находится вокруг точки вашей дислокации. Даже в центре Москвы расположены секретные воинские части, и это не городская легенда. Кроме того, не допускается съёмка на территории некоторых объектов стратегического значения, например, атомных электростанций.


(c)

Львиной доле коммерческих предприятий, расположенных в общественных местах, включая магазины и заведения общественного питания, чтобы вести видеонаблюдение на той площади, где они работают, достаточно повесить хорошо заметную табличку с уведомлением «Внимание! Ведётся видеосъёмка». Например, администрации торгового центра необходимо разместить такое предупреждение на входе в комплекс.

А если в таком общественном месте предполагается присутствие граждан какой-либо зарубежной страны, то надписи необходимо дублировать на их родном языке. Например, Москва — один из самых привлекательных в мире туристических городов, так что если вы ведёте здесь деятельность в общественных местах, надпись о видеонаблюдении лучше продублировать как минимум на английском.

Вместе с тем следует помнить о неприкосновенности частной жизни, которую защищает ст. 137 УК РФ («Нарушение неприкосновенности частной жизни»). Диктуемые ей требования могут вступать в силу, когда часть пространства, покрываемого средствами видеонаблюдения, однозначно не относится к категории общественных мест.

Если на лестничной площадке внутри жилого здания камера размещена так, что захватывает значительную часть пространства внутри квартиры, когда её дверь открыта, то решение попадает под действие закона. Судебная практика в отношении подобных ситуаций неоднозначна, но были прецеденты, когда при сходных обстоятельствах истцы добивались демонтажа камер.

Видеонаблюдение в рабочем пространстве


(с)

Видеонаблюдение внутри офиса или на производственном объекте допустимо. Более того, согласно ст. 209 ТК РФ, рабочее место должно находиться под контролем работодателя.

Видеонаблюдение как средство соблюдения такого контроля возможно, но только при условии, что не противоречит базовым, прописанным в Конституции правам граждан (в частности, на неприкосновенность частной жизни) и законодательству о персональных данных (ПД).

Существуют исключения из общего принципа. Системы видеонаблюдения внутри помещений, принадлежащих организации, нельзя использовать для сбора информации о конкретной персоне вне оперативно-разыскной деятельности. Как следствие, камеру не допускается монтировать в комнате, где постоянно трудится только один человек.

Определённо нельзя устанавливать средства видеонаблюдения в туалетах, раздевалках, примерочных комнатах и т.п. Иное будет прямым нарушением ст. 3 Конституции РФ («О неприкосновенности частной жизни»).

Наконец, согласно ст. 138.1 УК РФ («Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации»), запрещена скрытая съёмка. Как в помещениях, принадлежащих организации, так и в общественных местах.

Исчерпывающего списка запрещенноё аппаратуры нет, но известны её признаки (например, камеры, «закамуфлированные под бытовые предметы», «имеющие вынесенный значок входа — pin-hole» и т.д.): подробности вы найдёте в Постановлении Правительства. Соответствие устройства даже одному из этих признаков означает, что его покупка и эксплуатация нарушает закон.

Средства скрытого видеонаблюдения допускается применять только сотрудникам правоохранительных органов, в том числе полиции в рамках оперативно-разыскных мероприятий, ФСБ и т.д.

Для того чтобы обезопасить себя при организации видеонаблюдения на рабочем месте, работодатель должен уведомить о его наличии всех своих сотрудников — «под роспись». Нужно указывать, зачем ведётся такое наблюдение, как то: в целях безопасности, в целях трудовой дисциплины, в целях производственной дисциплины. Желательно внести соответствующие пункты в правила внутреннего трудового распорядка и в трудовой договор.

В названных документах также на всякий случай стоит оговорить и возможность аудиозаписи (конечно же, не скрытой).

Кстати, в некоторых отраслях фиксация визуальной или звуковой информации при взаимодействии с потребителями постепенно становится необходимостью, диктуемой регуляторами. В частности, Центробанк рекомендовал российским финансовым организациям открыто фиксировать переговоры с клиентами на видео- или аудионосители.

Поскольку офис — частная территория, то владелец бизнеса праве допускать или не допускать в него посторонних, например, клиентов. Но чтобы гарантированно обезопасить себя от претензий, нужно размесить на входе табличку с предупреждением о видеонаблюдении.

Подойти к вопросам обработки персональных данных внутри офиса или на производстве требуется не менее дотошно, чем в случае с видеонаблюдением за общественными местами. Видеосъёмка на рабочем месте допускается исключительно в рабочих же целях.

Помимо 152-ФЗ («О персональных данных») нужно иметь в виду и ст. 88 ТК РФ («Передача персональных данных работника), согласно которой доступ к персональным данным работников разрешается «только специально уполномоченным лицам, при этом указанные лица должны иметь право получать только те персональные данные работника, которые необходимы для выполнения конкретных функций».

По всему сказанному сделаем вывод: в рабочих офисах нужно составлять внутренний регламент организации по режиму доступа к системам видеонаблюдения и архивам.

Распознавание лиц и ответственность за обработку персональных данных


(c)

Сфера ответственности бизнеса, так или иначе собирающего и обрабатывающего личные данные граждан, по 152-ФЗ ощутимо расширилась, а штрафы за нарушение соответствующих норм были увеличены и доходят теперь до 300 тыс. руб.

По закону видео не является носителем персональных данных, так как не способно служить для однозначной идентификации личности. По существу, на видеозаписи присутствует лишь изображение некоего человека, не более того. Следовательно, хранить подобные данные можно без ограничений.

Однако если используется система распознавания лиц, в которой изображению присваивается идентификатор, названный закон вступает в силу. Производителям и пользователям таких платформ необходимо получать лицензию на обработку персональных данных. Правда, если идентификаторы обезличены (скажем, Ч1 — «человек-1», Ч2 — «человек-2»), это не требуется.

Законодательные требования в случае с face recognition пока расплывчаты. В частности, «хэш лица» некоего субъекта N. к персональным данным не относится: его фиксацию никакие юридические нормы не ограничивают. Но, скажем, когда такой хэш вместе с именем и фамилией занесён в базу данных, возникает спорная ситуация. В этом случае требуется консультация с юристами.

Хранение данных и глубина архива


(с)

«Глубина архива» или сроки хранения записей, полученных посредством систем видеонаблюдения, законодательно регулируется для некоторых объектов, подпадающих под действие мер, связанных с обеспечением антитеррористической защищённости зданий и сооружений.

Так, например, согласно Постановлению Правительства РФ от 14 апреля 2017 года № 447 гостиницы обязаны использовать камеры видеонаблюдения и хранить записи в течение 30 дней. Кроме того, система видеонаблюдения с учетом количества устанавливаемых камер и мест их размещения должна обеспечивать непрерывное видеонаблюдение за состоянием обстановки на территории гостиницы. Технические средства оповещения должны обеспечивать сохранение работоспособности при отключении централизованного энергоснабжения не менее 6 часов в режиме ожидания и не менее 1 часа в режиме передачи сигналов и информации оповещения.

Также некоторые организации следуют определенным стандартам, в которых регулируется необходимость и глубина архива. Все банки в России следуют стандарту PCI DSS (Payment Card Industry Data Security Standard), по которому данные, полученные с камер видеонаблюдения и (или) механизмов контроля доступа, хранятся не менее трех месяцев.

Резюме: что делать

Базово установка систем видеонаблюдения в общественных местах и их применение не запрещены. А вот дальнейшее использование записей (в рекламных целях, как доказательство в суде и т. д.) может требовать дополнительных действий и мер предосторожности со стороны бизнеса.

Если компания занимается обработкой и хранением персональных данных, то соответствие инфраструктуры, на которой хранятся данные, требованиям 152-ФЗ строго обязательно.

Сертифицировать собственную инфраструктуру — процесс дорогостоящий и затяжной. Проще и дешевле арендовать ресурсы в «облаке», уже сертифицированном для хранения персональных данных.

Разворачивая систему видеонаблюдения в общественном месте:

  • удостоверьтесь в том, что в кадр не попадают секретные объекты или частное пространство граждан;
  • разместите табличку с предупреждением о видеонаблюдении на видном месте при входе в здание или рабочее пространство;
  • переведите предупреждение на языки тех стран, чьи граждане объективно с высокой степенью вероятности могут посещать это место.

На рабочем месте наниматель также вправе использовать системы видеонаблюдения. С оговоркой, что те не могут задействоваться для сбора информации за конкретным лицом и нарушать право на частную жизнь.

Разворачивая систему видеонаблюдения в своём рабочем пространстве:

  • разместите табличку с предупреждением о видеонаблюдении на видном месте при входе в рабочее пространство;
  • ознакомьте работников «под роспись» с тем фактом, что на территории офиса или производственного объекта ведётся видеонаблюдение;
  • обязательно обоснуйте необходимость видеонаблюдения и внесите пункты о видеонаблюдении в правила внутреннего трудового распорядка и трудовые договоры;
  • составьте внутренний регламент по режиму доступа к системам видеонаблюдения и архивам (доступ должен быть только у специально уполномоченных лиц);
  • не устанавливайте камеры в туалетах и раздевалках (это противоречит Конституции), а также в помещениях, где постоянно трудится только один человек (это будет расцениваться как сбор информации за конкретным лицом).

По умолчанию видео не является носителем персональных данных, но если вы не просто производите видеосъемку, а используете систему распознавания лиц, вам придется выполнять требования закона 152-ФЗ. Начиная с получения лицензии и заканчивая требованиями к инфраструктуре, которая используется для хранения данных.

Чтобы снять с себя часть нагрузки, имеет смысл обратиться к провайдеру VSaaS: в этом случае он будет отвечать за сертификацию оборудования, обеспечивать безопасность данных и, кроме прочего, предоставит удобный рабочий интерфейс для доступа к видеозаписям.

Если вы хотите получить консультацию или подключить видеонаблюдение для бизнеса, отправьте заявку нам.

Ссылка на основную публикацию